ФЭНДОМ



Pigman liberty
Несмотря на то, что в далекой древности троллиные царства были чрезвычайно влиятельной силой, к началу Парового Века воинственный дух троллей во многом угас, будучи растраченным на бесконечные междоусобицы. Также измельчали и троллиные вожди - уже было не найти лидера такого калибра, который бы, как в древние времена, сумел бы подчинить себе разрозненные царства, ханства и княжества в единое государство. Что полностью устраивало соседей - Королевства Запада (проявившие наибольшее усердие в последовавших затем колониальных делах), Кантоны Фарбейна и Империю.

Трудно точно определить момент, когда иноземцы впервые по-настоящему принялись за "обработку" Бузастана себе на потребу. На протяжении почти целого века их хищные намерения были прикрыты маской дипломатии и торговли. Вольные торговцы, выменивая западные промышленные товары на бузастанские природные ресурсы, на самом деле скрытно разведывали подступы к троллиным городам и крепостям, подкупали вождей, вносили рознь между племенами и в случае междоусобицы продавали оружие обеим сторонам конфликта, - словом, использовали проверенный уже после "колонизации" Сильвадора арсенал приемов (с той лишь разницей, что поднаторевшие в искусстве войны и не чуравшиеся технологий тролли гораздо решительнее отказывали отпор иноземцам, нежели мирные альвы, так что завоевателям пришлось запастись терпением и действовать гораздо более изощренно).

Самое же главное, что внешний враг нашел себе "пятую колонну" среди троллиных племен - большинство царей, ханов и князей были уже впали в достаточно сильную зависимость от заморских деликатесов и предметов роскоши, чтобы закрыть глаза на произвол купцов-разбойников и "лицензированных пиратов" в своих владениях. Конечно, некоторые вожди пытались дать отпор и в ряде случаев побеждали, но этого оказалось недостаточно. Народные восстания, поднимавшие на знамена древние религиозные символы и националистические идеи, были разрозненны и быстро терпели поражение, сталкиваясь с подкупленными правительственными войсками или отрядами наемников.

Постепенно Бузастан был покорен, а ярость троллей усмирена - не столько силой оружия, сколько терпением и коварством. Как показала история - лишь на время...

Оказавшись под неявной властью чужих королей, Бузастан был поделен на несколько областей, как большой пирог на несколько едоков. Северный Бузастан отошел к Тилезии, которая время от времени сдавала отдельные города и княжества "в аренду" своим союзникам - Гиланду и Эфранту. Восточное побережье попало под власть Империи, Юг достался Тунгарскому Султанату, а Юго-Западные области, богатые месторождениями угля и руды, захватили княжества-вассалы Фарбейна. Для всех этих стран (пожалуй, за исключением Тунгара) приобретение было как нельзя более своевременным - промышленная эпоха была в самом разгаре, а рабочая сила была в большой цене. Покоренные тролли казались как нельзя более подходящими на эту роль, поэтому десятки тысяч их "условно добровольно" (а также в качестве рабов) покидали родные берега, чтобы без следа исчезнуть в адских топках промышленных центров. Продолжительность жизни этих несчастных была в разы ниже, чем у их свободных собратьев, а смертность из-за травм оказалась чрезвычайно высокой, - но тем не менее, очень скоро во множестве заморских городов появились свои "троллетауны", троллиные гетто, население которых множилось год от года. Бесправные и забитые, тролли часто восставали против своих угнетателей, что порой приводило к настоящим гражданским войнам. До сих пор большинство людей и цвергов смотрит на троллей-рабочих с неприязнью и затаенным страхом - будто бы чувствуя под толстой кожей "дрессированного зверя" глухую ненависть к его "дрессировщикам" и зрителям-зевакам, ради которых и был затеян весь этот балаган.

Труднее всего пришлось троллям, попавшим под власть храповского царя, на тот момент неоспоримого лидера Тилезского Союза. В то время как Фарбейн, Западные Королевства и особенно Империя все-таки приносили в свои колонии определенные плоды цивилизации, Тилезия, сама по себе не отличавшаяся высоким уровнем цивилизованности, мало что могла предложить троллям. По большей части власть храповитских царей выражалась в тяжелой дани "натуральными продуктами" и рекрутами в царскую армию, а также в безжалостных карательных рейдах против непокорных племен. Когда же Храповия с запозданием втянулась в промышленную гонку, то сделала ставку не на производство сложных машин, а на масштабную добычу сырья и его первичную переработку, для чего на принудительные работы были согнаны миллионы троллей, работавшие в еще более трудных условиях, чем их сородичи в Королевствах Запада.

По иронии судьбы, именно концентрация в одном месте троллей из множества разрозненных племен создала предпосылки для дальнейшего сплачивания троллиного народа для освободительной борьбы. Также сыграла свою роль и самоуверенность колонизаторов, которые недооценили троллей и совершили великую ошибку, полагая, что тролли ничему не способны научиться.

Creature Concept pigman by lloydo6
Паровой Век и безжалостная эксплуатация выковали новую породу троллей - внешне таких же звероподобных дикарей, как и их относительно вольные сородичи, населяющие огромные пространства Бузастана, но весьма сообразительных, умелых в обращении с современной техникой и научившихся планировать свои действия. Этот "новый рабочий класс" породил "Бузастанскую Анархическую Партию" с "Верховным Батькой" во главе, которая и взяла на себя всю власть и ответственность за судьбы народа. И когда грянула Революция, вместо неорганизованных толп с дубьем и дрекольем карателей встретили вполне боеспособные повстанческие отряды. Тролли-рабочие, пусть и не своей воле, но своими руками построившие промышленность Бузастана, отлично знали, куда нужно бить: первым делом они захватывали транспортные узлы, телеграфные станции, электростанции, оружейные арсеналы и заводы (на которых сразу же начиналось производство оружия и боеприпасов для нужд повстанцев). Прежняя племенная аристократия, продавшаяся колонизаторам, была в массе своей безжалостно истреблена, спастись, сбежав за границу, удалось лишь немногим; вся промышленность, принадлежавшая иностранным корпорациям и частным лицам, была национализирована в пользу народа и Республики. Отдаленным, но мощным эхом откликнулись многочисленные восстания в заморских "троллетаунах" - подавленные с великим трудом и с привлечением значительных сил, что во многом облегчило положение бузастанских революционеров.

Конечно, потери восставших, сражавшихся с многочисленными наемниками, интервентами и коллаборационистами (то есть многочисленными и хорошо вооруженными регулярными войсками), были огромными - но победа в итоге осталась за анархистами и Верховным Батькой. Яростные атаки троллей-красноармейцев, бунты фабричных рабочих и успехи революционных агитаторов, действовавших в войсках "Синего Альянса" (так называлась коалиция держав, выступивших против Революции), заставили интервентов оставить большую часть бузастанских областей и начать переговоры с революционным правительством. Впрочем, ни у кого не было иллюзий насчет того, что с существованием свободного и сильного Бузастана (а также с наглядным примером успешной революции) колониальные державы никогда не смирятся и на горизонте уже виднеется тень новой войны...