ФЭНДОМ



52607613
В глубокой древности народ древней Империи разделился на три основных ветви. Одна, прозванная «верными», ушла за новым императором Нирданом на восток, где обрела Валион – «Остров Рассвета». Вторая, не участвовавшая в великой войне и получившая имя «равнодушных», ушла на запад, где было основано множество княжеств. Третья же, поддержавшая Тагаша и прозванная «мятежными», рассеялась по землям разрушенной империи, превращенным в пепельные пустоши.


Ширанские пустыни, хранящие под черным песком руины древних городов, долгое время были полем битвы между различными разбойными кланами «мятежных» и троллиными ордами, наводнившими погибшую империю. Когда тролли ушли или были вытеснены с этих опустошенных земель, в Ширане, как и в других землях, начали создаваться государства. Султанаты Ширана значительно отличались от королевств Запада, в значительной мере сохранивших наследие Империи, – в пустынях, где царили те самые первобытные нравы, которые запретил Эвель Основатель и которые пообещал восстановить Тагаш Архигрешник, грабительские набеги и рабство были самым обычным явлением. И тем более они отличались от благословенных земель Валиона, ставшего колыбелью Новой Империи, поскольку большое количество труднодоступных убежищ и темное наследие Тагаша сделали Ширан прибежищем для бесчисленного множества сект. Хотя племена ширанских номадов, как и люди Западных Королевств, в массе своей не были склонны к демонопоклонству, сектанты имели большое влияние и контролировали отдельные племена, - в сказках обитателей пустыни постоянно упоминаются могущественные "колдуны" и злые "джинны", встреча с которыми сулит большую опасность. Но все же власть тьмы над Шираном была неявной и только один-единственный раз служители Бездны открыто заявили о себе, когда Тагаш создал свою "Невидимую Империю".


Полновластным хозяином Ширана после разгрома "Невидимой Империи" Нирданом Возрожденным сделался Тунарский Султанат, подчинивший себе все самые крупные оазисы и города Великой Пустыни. Могущество Тунара строилось на миллионах рабов и той выгоде, которую с них получал султан и его вельможи. Хотя люди Королевств и Империи предпочитали не иметь дела с тунарцами, им приходилось часто встречаться с тунарскими торговцами, контрабандистами и пиратами-работорговцами, которые гнездились на островах архипелага Горхадар. Десятки больших войн на море и на суше (включая Священные Войны имперских рыцарей), а также тысячи мелких стычек стали результатом столкновения двух миров. Несколько раз султанская армия дотла разоряла южные земли Эфранта и Тилезии и доходила даже до Нурланда, а горхадарские пираты совершали набеги по всему западному побережью Старого Света. Только тролли – и в Новую Эру нежить Тотенкайзера, - причинили столько ущерба цивилизованным народам.


Рабство, создавшее величие Тунара, во многом и ослабило его. Тунарское войско с древности набиралось из рабов, которые редко становятся настоящими солдатами – что и привело к практике отбора лучших из лучших в особые отряды гвардейцев-янычар, на которых можно положиться в любом случае. Ситуация почти не изменилась, большая часть рекрутов – это крепостные крестьяне, полурабы, зависимые от своих хозяев, и потому сила султанского войска скорее в количестве, чем в качестве. Офицерами же чаще становятся не достойнейшие из солдат и сержантов, проявивших себя в деле, а знатные феодалы и богатые купцы, что не лучшим образом сказывается на стратегическом и тактическом управлении армией. Впрочем, устаревшую организацию армии и общую техническую отсталость в Тунаре давно привыкли возмещать численностью.


Армия Тунара действительно велика и может представлять грозную силу, если найдет для себя пространство, чтобы быть развернутой. Она отлично приспособлена к суровым условиям войны в пустынях и горах, где так трудно добывать воду и пропитание, где по едва заметным каменистым «дорогам» могут пройти только человек и конь. Кроме того к услугам султана корсарские шайки с Горхадара, чье существование отравляет воды Внутреннего и Внешних Морей, и секты фанатиков-убийц из гор Раджанбад, неуловимые и смертельно опасные. Тунарцы не видят ничего дурного в «грязных приемах», если те позволяют одержать победу, а победитель неподсуден, - людям Востока и Запада не раз пришлось познать эту горькую истину.

345436
К началу Парового Века мир изменился. Королевства Запада слились в сильную Конфедерацию, чтобы сообща обороняться от внешних врагов и сделать торговлю более выгодной. Господство Тунара в южных морях подошло к концу – с одной стороны Империя вышла из смутных времен и навела порядок на востоке, с другой разбогатевшая на завоевании Сильвадора Конфедерация создала объединенный военный флот и в нескольких крупных морских войнах обозначила свое господство на западе. Приток рабов сократился, контрабанда и пиратство стали довольно опасным занятием, а правила торговли теперь диктовали «денежные мешки» Конфедерации. Поэтому вскоре Тунар был вынужден пойти на унизительный для себя шаг – на любых условиях заключить «вечный мир» со своими бывшими врагами. Таким образом Тунар оказался в зависимости от Конфедерации, хотя и не вошел в нее на полных правах.


Сейчас султан фактически торгует своими войсками, отдавая их в наем каждому, кому они нужны, и в первую очередь генералам Конфедерации. Эти огромные толпы вооруженных невольников представляют собой необыкновенный контраст со сравнительно небольшими вольнонаемными ротами, служащими основой конфедератской армии. Чаще их используют в качестве вспомогательных сил на второстепенных фронтах – или просто как «пушечное мясо», - хотя головорезы с Горхадара и Раджанбада пользуются уважением и среди бывалых наемников.