ФЭНДОМ



52607613.jpg
В глубокой древности народ древней Империи разделился на три основных ветви. Одна, прозванная «верными», ушла за новым императором Нирданом на восток, где обрела Валион – «Остров Рассвета». Вторая, не участвовавшая в великой войне и получившая имя «равнодушных», ушла на запад, где было основано множество княжеств. Третья же, поддержавшая Тагаша и прозванная «мятежными», рассеялась по землям разрушенной империи, превращенным в пепельные пустоши.


Ширанские пустыни, хранящие под черным песком руины древних городов, долгое время были полем битвы между различными разбойными кланами «мятежных» и троллиными ордами, наводнившими погибшую империю. Когда тролли ушли или были вытеснены с этих опустошенных земель, в Ширане, как и в других землях, начали создаваться государства. Султанаты Ширана значительно отличались от королевств Запада, в значительной мере сохранивших наследие Империи, – в пустынях, где царили те самые первобытные нравы, которые запретил Эвель Основатель и которые пообещал восстановить Тагаш Архигрешник, грабительские набеги и рабство были самым обычным явлением. И тем более они отличались от благословенных земель Валиона, ставшего колыбелью Новой Империи, поскольку большое количество труднодоступных убежищ и темное наследие Тагаша сделали Ширан прибежищем для бесчисленного множества сект. Хотя племена ширанских номадов, как и люди Западных Королевств, в массе своей не были склонны к демонопоклонству, сектанты имели большое влияние и контролировали отдельные племена, - в сказках обитателей пустыни постоянно упоминаются могущественные "колдуны" и злые "джинны", встреча с которыми сулит большую опасность. Но все же власть тьмы над Шираном была неявной и только один-единственный раз служители Бездны открыто заявили о себе, когда Тагаш создал свою "Невидимую Империю".


Полновластным хозяином Ширана после разгрома "Невидимой Империи" Нирданом Возрожденным сделался Тунарский Султанат, подчинивший себе все самые крупные оазисы и города Великой Пустыни. Могущество Тунара строилось на миллионах рабов и той выгоде, которую с них получал султан и его вельможи. Хотя люди Королевств и Империи предпочитали не иметь дела с тунарцами, им приходилось часто встречаться с тунарскими торговцами, контрабандистами и пиратами-работорговцами, которые гнездились на островах архипелага Горхадар. Десятки больших войн на море и на суше (включая Священные Войны имперских рыцарей), а также тысячи мелких стычек стали результатом столкновения двух миров. Несколько раз султанская армия дотла разоряла южные земли Эфранта и Тилезии и доходила даже до Нурланда, а горхадарские пираты совершали набеги по всему западному побережью Старого Света. Только тролли – и в Новую Эру нежить Тотенкайзера, - причинили столько ущерба цивилизованным народам.


Рабство, создавшее величие Тунара, во многом и ослабило его. Тунарское войско с древности набиралось из рабов, которые редко становятся настоящими солдатами – что и привело к практике отбора лучших из лучших в особые отряды гвардейцев-янычар, на которых можно положиться в любом случае. Ситуация почти не изменилась, большая часть рекрутов – это крепостные крестьяне, полурабы, зависимые от своих хозяев, и потому сила султанского войска скорее в количестве, чем в качестве. Офицерами же чаще становятся не достойнейшие из солдат и сержантов, проявивших себя в деле, а знатные феодалы и богатые купцы, что не лучшим образом сказывается на стратегическом и тактическом управлении армией. Впрочем, устаревшую организацию армии и общую техническую отсталость в Тунаре давно привыкли возмещать численностью.


Армия Тунара действительно велика и может представлять грозную силу, если найдет для себя пространство, чтобы быть развернутой. Она отлично приспособлена к суровым условиям войны в пустынях и горах, где так трудно добывать воду и пропитание, где по едва заметным каменистым «дорогам» могут пройти только человек и конь. Кроме того к услугам султана корсарские шайки с Горхадара, чье существование отравляет воды Внутреннего и Внешних Морей, и секты фанатиков-убийц из гор Раджанбад, неуловимые и смертельно опасные. Тунарцы не видят ничего дурного в «грязных приемах», если те позволяют одержать победу, а победитель неподсуден, - людям Востока и Запада не раз пришлось познать эту горькую истину.

345436.jpg
К началу Парового Века мир изменился. Королевства Запада слились в сильную Конфедерацию, чтобы сообща обороняться от внешних врагов и сделать торговлю более выгодной. Господство Тунара в южных морях подошло к концу – с одной стороны Империя вышла из смутных времен и навела порядок на востоке, с другой разбогатевшая на завоевании Сильвадора Конфедерация создала объединенный военный флот и в нескольких крупных морских войнах обозначила свое господство на западе. Приток рабов сократился, контрабанда и пиратство стали довольно опасным занятием, а правила торговли теперь диктовали «денежные мешки» Конфедерации. Поэтому вскоре Тунар был вынужден пойти на унизительный для себя шаг – на любых условиях заключить «вечный мир» со своими бывшими врагами. Таким образом Тунар оказался в зависимости от Конфедерации, хотя и не вошел в нее на полных правах.


Сейчас султан фактически торгует своими войсками, отдавая их в наем каждому, кому они нужны, и в первую очередь генералам Конфедерации. Эти огромные толпы вооруженных невольников представляют собой необыкновенный контраст со сравнительно небольшими вольнонаемными ротами, служащими основой конфедератской армии. Чаще их используют в качестве вспомогательных сил на второстепенных фронтах – или просто как «пушечное мясо», - хотя головорезы с Горхадара и Раджанбада пользуются уважением и среди бывалых наемников.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики